Однажды я был свидетелем

Ответ

Проверено экспертом

Сочинение с разными видами сложных предложений предлагаю составить так:

Однажды я был участником необычайных событий. Я возвращался домой из школы. Шел дождь. Сверкнула молния, и послышался удар грома. (ССП) Рядом со мной жалобно запищал щенок. Он испугался, потому что впервые оказался вдали от мамы. (СПП) Я взял малыша на руки, он сильно дрожал. (БСП)

Вдруг из-за угла выбежала взрослая собака. Это была мама щенка. Собака была очень обеспокоена. Она сразу же стала обнюхивать малыша. Собака будто старалась понять, что с ним все хорошо. (СПП) Я поразился силе материнской любви. Интересно, как она нашла своего щеночка? Я накормил собак, а они стали верными охранниками нашего дома. (ССП)

Однажды я был свидетелем встречи Маяковского с Мандельштамом. Они не любили друг друга. Во всяком случае , считалось , что они полярные противоположности , начисто исключающие друг друга из литературы. Может быть , в последний раз перед этим они встретились еще до революции , в десятые годы , в Петербурге , в «Бродячей собаке», где Маяковский начал читать свои стихи , а Мандельштам подошел к нему и сказал: «Маяковский , перестаньте читать стихи , вы не румынский оркестр». Маяковский так растерялся , что не нашелся , что ответить , а с ним это бывало чрезвычайно редко. И вот они снова встретились.
В непосредственной близости от памятника Пушкину , тогда еще стоявшего на Тверском бульваре , в доме , которого уже давным-давно не существует , имелся довольно хороший гастрономический магазин в дореволюционном стиле.
Однажды в этом магазине , собираясь в гости к знакомым , Маяковский покупал вино , закуски и сласти. Надо было знать манеру Маяковского покупать! Можно было подумать , что он совсем не знает дробей , а только самую начальную арифметику , да и то всего лишь два действия — сложение и умножение.
Приказчик в кожаных лакированных нарукавниках — как до революции у Чичкина — с почтительным смятением грузил в большой лубяной короб все то , что диктовал Маяковский , изредка останавливаясь , чтобы посоветоваться со мной.
— Так-с. Ну , чего еще возьмем , Катаич? Напрягите все свое воображение. Копченой колбасы? Правильно. Заверните , почтеннейший , еще два кило копченой « Московской». Затем: шесть бутылок « Абрау-Дюрсо», кило икры , две коробки шоколадного набора , восемь плиток « Золотого ярлыка», два кило осетрового балыка , четыре или даже лучше пять батонов , швейцарского сыра одним большим куском , затем сардинок…
Именно в этот момент в магазин вошел Осип Мандельштам — маленький , но в очень большой шубе с чужого плеча , до пят, — и с ним его жена Надюша с хозяйственной сумкой. Они быстро купили бутылку « Кабернэ» и четыреста граммов сочной ветчины высшего сорта.
Маяковский и Мандельштам одновременно увидели друг друга и молча поздоровались. Некоторое время они смотрели друг на друга: Маяковский ядовито сверху вниз , а Мандельштам заносчиво снизу вверх, — и я понимал , что Маяковскому хочется как-нибудь получше сострить , а Мандельштаму в ответ отбрить Маяковского так , чтобы он своих не узнал.
Я изучал задранное лицо Мандельштама и понял , что его явное сходство с верблюдиком все же не дает настоящего представления о его характере и художественно является слишком элементарным. Лучше всего изобразил себя сам Мандельштам:
« Куда как страшно нам с тобой , товарищ большеротый мой! Ох , как крошится наш табак , щелкунчик , дружок , дурак! А мог бы жизнь просвистать скворцом , заесть ореховым пирогом… Да , видно , нельзя никак…»
Он сам был в этот миг деревянным щелкунчиком с большим закрытым ртом , готовым раскрыться как бы на шарнирах и раздавить Маяковского , как орех.
Сухо обменявшись рукопожатием , они молчаливо разошлись. Маяковский довольно долго еще смотрел вслед гордо удалявшемуся Мандельштаму , но вдруг , метнув в мою сторону как-то особенно сверкнувший взгляд , протянул руку , как на эстраде , и голосом , полным восхищения , даже гордости , произнес на весь магазин из Мандельштама:
«Россия , Лета , Лорелея».
А затем повернулся ко мне , как бы желая сказать: «А? Каковы стихи? Гениально!»
Это была концовка мандельштамовского « Декабриста»:
« Все перепуталось , и некому сказать , что , постепенно холодея , все перепуталось , и сладко повторять: Россия , Лета , Лорелея…»
196З

Читать также:  31 Регион что за город

Валентин Катаев. Трава забвенья.

КОММЕНТАРИИ

Похожие цитаты

Над морем облака встают , как глыбы мела,
А гребни волн — в мигающем огне.
Люблю скользить стремительно и смело
Наперерез сверкающей волне.

Прохладная струя охватывает тело,
Щекочет грудь и хлещет по спине,
И солнце шею жжет , но любо мне,
Что кожа на плечах , как бронза , загорела.

А дома — крепкий чай , раскрытая тетрадь,
Где вяло начата небрежная страница.
Когда же первая в окне мелькнет зарница,
… показать весь текст …

Однажды я был свидетелем такого интересного случая. Это было задолго до моего рукоположения. Отслужили воскресную службу, и отец Нифонт, тогдашний наш второй священник, предлагает мне:

– Пошли со мной. В одной квартире помолиться надо. Хозяйка жалуется, что житья уже не стало от тараканов. Вот мы с тобой мученику Трифону молебен послужим, а потом святой водичкой дом покропим, они и уйдут.

– Тараканы боятся чистоплотных хозяек, батюшка, – отвечаю.

– Бывает, что и не всегда, – глубокомысленно заметил отец игумен, и мы проследовали по предложенному нам адресу.

Заходим в квартиру, в доме опрятно, но присутствие тараканов заметно и невооружённым глазом. Хозяйка пригласила подругу, и видно, что той вся эта затея с молитвой от тараканов забавна. Порой она и вовсе начинает смеяться, даже не таясь. Батюшка помолился своим трескучим голоском, а, уже уходя, и говорит смешливой подруге:

– Так ты, говоришь, в соседнем доме живёшь? Вот гляди, ночью здешние тараканы уйдут из этого дома, а придут к тебе. Так что встречай гостей.

Женщина прыснула в кулак, неудобно ей было откровенно смеяться в лицо священнику. И, на самом деле, всё это наше действо со стороны выглядело достаточно комично.

Читать также:  Уаз патриот система охлаждения 409

Только тараканы, действительно, ушли ночью из этого дома, а конкретно, из этой квартиры на четвёртом этаже. И, вот не знаю, те ли это тараканы или из тех, что проживали в соседней пятиэтажке, но к смешливой женщине в ту же ночь нагрянула, как в том анекдоте, такая толпа вредных насекомых, что ей бедняжке было уже не до смеха.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.